Перейти к содержимому

Статьи по ДНК генеалогии: окно в генеалогию

Статья Дениса Григорьева размещена с разрешения автора.

Взгляд из России представлен Михаилом Семеновым и Романом Сычевым.

Взгляд из США представляют Беннетт Гринспен (Президент компании «Family Tree DNA» — Bennett Greenspan — President and CEO), Ли Уарк (сотрудник компании «Family Tree DNA» — Leah Wark), Лоренс Мэйка (клиент компании «Family Tree DNA», а также со-администратор Польского проекта на сайте компании — Lawrence Mayka).

 

ОКНО В ГЕНЕАЛОГИЮ, или что делать, если молчат Архивы?

Здесь мы будем размещать интересные ресурсы (такие как литература, статьи, архивные документы и другое), которыми можем поделиться сами. Мы уверены, что с развитием нашего проекта таких ресурсов будет накоплено много. В планах присутствуют даже написание нами статей и других ресурсов.

В последнее время, в разговорах всё чаще появляются такие термины, как «генеалогия», «генеалогические исследования», «родословная». Наблюдается интерес к истории семьи, рода. Несколько лет назад мы стали свидетелями опознания останков царской семьи Романовых с помощью ДНК-тестов. Повсеместно наблюдается восстановление дворянских титулов или принадлежности к определенным знаменитым родам, например к роду Чингисхана и пр. Зачастую эти титулы банально покупаются… Надо полагать, что генеалогический бум, наконец-то, добрался с Запада и до наших краёв.

В то же время, положению генеалогии в России еще далеко до Западного уровня. Это связано как с особенностями истории нашего народа и вытекающими отсюда трудностями, так и с финансовым положением граждан, ведь профессиональные генеалогические исследования стоят от 10000 рублей, порой перешагивая отметку в 150000 рублей и выше. И, несмотря на то, что в последние 5 лет все срочно стали вступать в ряды генеалогов и предлагать свои услуги, донося существование и значение генеалогии в широкие массы, данная тема все ёще остается туманной в сознании людей. Безусловно, нельзя не отметить, что каждое уважающее себя издание (СМИ, Интернет-издание и пр.), не имеющее строго определённой тематики своих публикаций, периодически освещают состояние генеалогии, как науки или увлечения, рассказывая читателям самые интересные страницы из её жизни. Но всего этого мало для широкого распространения генеалогии в массы. В нашей стране не хватает качественной поддержки данной науки на пути её становления.

При написании данной статьи я не тешил себя надеждой и не питал иллюзии, что статья окажется той недостающей ступенькой, что поможет генеалогии подняться на необходимую высоту – на то есть гораздо более серьезные организации СМИ с профессиональными журналистами и их безграничными возможностями. Для кого же эта статья, спросите вы? Прежде всего, для моих друзей, и, друзей моих друзей. Ведь, как известно, мы более всего доверяем проверенной информации, желательно проверенной людьми, которым мы доверяем. У меня не раз случалось так, что принятие того или иного решения по определённому бытовому вопросу зависело от рекомендаций или опыта моих знакомых. Так и сейчас. Я не стал устраивать научную полемику с целью описать значимость генеалогии для каждого здравого человека, а лишь решил опросить несколько своих знакомых (а также тех, с кем пришлось познакомиться в процессе написания данного материала), и результаты своего опроса оформить в виде статьи.

Итак, предлагаю вашему вниманию свой первый незначительный труд.

 

Взгляд из Сибири.

Михаил Семёнов вырос в деревянном доме дореволюционной постройки, где кроме икон по стенам были развешены большие дореволюционные фотографии под стеклом в черных рамах резного дерева. Естественно, маленький Миша интересовался, кто на них изображен, и бабушка охотно рассказывала. Уже окончив школу, он решил привести всю огромную информацию о предках в систему и по памяти бабушки и теток записал более 200 родственников! Второй этап наступил, когда Михаил познакомился по Интернету с уральскими генеалогами и они пополнили его данные по ревизским сказкам, в результате чего появились годы и места рождений. Третий этап – самостоятельная работа в областном архиве. Здесь Михаил обнаружил, что дальше, вглубь времен, продвинуться не может. Но, как оказалось, на данном этапе поиски еще рано приостанавливать.

Д.Г.: Михаил, расскажите, как вы узнали о генетической генеалогии?

М.С.: Пожалуй, первая статья о генетическом типировании, которую помню – краткое изложение в журнале «Знание-сила» книги Брайана Сайкса «Семь дочерей Евы». Мне захотелось пополнить эту информацию, поискал в Интернете все популярное на эту тему, скомпоновал в виде реферата и выложил на своей домашней страничке. Следующий толчок мне дали опубликованные vraatyah на киргизском форуме (http://www.kyrgyz.ru/) свежие научные данные по митохондриальному и Y-хромосомному типированию различных народов. Нашел этот ник и на других форумах, более всего на Славянской антропологии (slavanthro.borda.ru), где с тех пор постоянно участвую. Первый пример практического применения для личного генеалогического поиска нашел в статье Анатолия Клесова на форуме Родство.ру.

Д.Г.: Вы упомянули уже более трёх сайтов. Значит в Рунете все же есть, где почерпнуть простому обывателю информацию по генетической генеалогии? Скажите, а в каких проектах, помимо указанных, вы ещё участвуете?

М.С.: Параллельно слежу за тремя проектами: один – «Фамильный проект Романа Сычева» и два – Дениса Григорьева – «ДНКдрево» и «Сибирь-Забайкалье: ДНК-Генеалогия». Англоязычные форумы мне неудобны по причине плохого знания языка. Я думаю, что число участников ДНК-проектов будет расти так же, как в свое время росло число владельцев мобильных телефонов. Просто мы во времени отстали от Запада.

Д.Г.: С интернет-ресурсами стало яснее. Давайте вернемся к Вашему увлечению – генеалогии. Как Вы достигли существующих результатов в исследовании истории своей семьи (рода) и каким путём Вы продвигались?

М.С.: Я прослеживал всех кровных родственников себя и жены по восходящей и нисходящей линии, набрал около 500 человек. Успехи скромные, но посетить архив могу только в отпуске, а из-за большой занятости в течение отпуска выкраивается в лучшем случае десяток часов.
Обычно я беру церковные книги регистрации крещения, венчания и отпевания своего прихода и перелистываю с первой до последней страницы в поисках знакомых фамилий, что заинтересует – выписываю. Один раз обзвонил всех однофамильцев родного города, но результат получил нулевой.
Вы правильно сказали «Вашему увлечению»… Дело в том, что среди моих друзей практически нет заинтересованных в генеалогии. Моим увлечением я заинтересовал только жену, поскольку регулярно ей читаю интересные материалы на эту тему.

Д.Г.: Как вы оцениваете классическую генеалогию и молекулярную?

М.С.: Я думаю, классическая и молекулярная генеалогия дополняют друг друга и дают стимул к взаимному развитию. Например, обнаружив, что близкие родственники по молекулярной генеалогии имеют предков, спокон веку проживавших в N-ской области, имеет смысл поискать в N-ском областном архиве.

В ближайшем будущем посмотрю как в наших пенатах осуществить молекулярный анализ (почтовые и таможенные проблемы, способ оплаты, сроки, цены), исходя из этого выберу компанию и число маркеров, которое разумно заказать.

Я полагаю, после того как накопится хоть минимальный материал по маркерам Y-хромосомы от любопытных граждан из России, начнется обмен информацией «кто с кем в каком родстве», и происходить он будет на открытых форумах в Интернете. То есть каждый сдавший анализ сможет провести такой же поиск, какой провел Анатолий Клесов, и известить об этом мир. А это даст бесценную информацию о том как расселялись русские, какие миграционные потоки текли, не оставляя следов ни в одном архиве. Скажем, даже на нашем форуме были споры о том, откуда русские на Дону, вплоть до гипотез о том, что они тут жили еще во времена Хазарского каганата. Сотня гаплотипов донских казаков дали бы исчерпывающую картину. Та же проблема по заселению Урала, Сибири, Кубани, Терека.

Когда накопится достаточно гаплотипов из стран СНГ, мы сможем уверенно сказать: этот от радимичей, а этот от кривичей.

Я думаю, что в процессе слияния племен и образования этносов никто конкретные роды с земли не сгонял и другими не заменял, за редким исключением. То есть в глухих деревнях (чем меньше деревня, тем меньше пришлого в 20-м веке народу) в поочье так и живут потомки вятичей, а под Великими Луками — кривичей. Определенная диффузия народа в последние 8 веков конечно была, но в основном сводилась к тому, что один помещик продавал крепостных другому. Я сейчас говорю только о центральной России, не об окраинах. Скажем, потомки Сусанина так и живут в тех же местах. Так вот о привязке к этому базовому гаплотипу я и говорю. А что касается костных останков, то уж если начата работа по ПОЛНОМУ восстановлению генотипа неандертальца по косточке с возрастом 38 тысяч лет, то технически стало возможно и восстановление гаплотипа по славянским захоронениям, скажем, начала христианского периода на Руси.

Д.Г.: Михаил, для меня генеалогия является не просто занятием по восстановлению истории семьи, но и настоящим увлечением, порой с сюрпризами. Может и у Вас есть что-нибудь примечательное на памяти, с чем Вы готовы поделиться с нашим читателем?

М.С.: Был один случай… Так вот… Через некоторое время после того, как я разместил свое родословное древо с фотографиями на сайте Генеалогия (http://www.genealogia.ru/) и исторические фото – на Фотоархивз.ру, на мой е-мейл написала неизвестная мне родственница, как теперь установили – пятиюродная сестра. Оказывается, ее дочке поручили в школе нарисовать генеалогическое древо, она поискала в Интернете и с помощью моих материалов блестяще выполнила задание. Мы стали переписываться, обмениваться фотографиями, она навещает мою маму. Поскольку наши деревья во многом совпадают, теперь уже моя родственница пополняет мою картотеку. Такой был приятный сюрприз. Еще одного родственника нашел сам и очень с ним подружился. Сейчас жду ответа от троюродного брата, адрес которого нашли мне на сайте http://www.vgd.ru/.

В своём повествовании Михаил Семёнов упомянул проект Романа Сычева (речь идет о «Фамильном Y-ДНК Проекте» — первом в России).
Как рассказывает сам Роман, генеалогией он начал интересоваться еще в подростковом возрасте, увлекаясь историей.
О генетической генеалогии узнал года полтора назад из статей о проекте National Genographic, хотя, как он сам отметил, об исследованиях связанных с ДНК и популяционной генетикой читал задолго до этого. Увлечение генеалогией эволюционировало в полноценное исследование, в ходе которого Роману удалось проследить свою прямую фамильную линию вплоть до второй половины XVII века (1640/80-ые г.) посредствам изучения архивных документов (метрических книг, ревизских сказок и др.).

О своём проекте Роман говорит так: «Я организовал Фамильный молекулярно-генетический проект. В идеале это потрясающий по своей концепции проект. Это соеденение классической генеалогии и генетики. За рубежом огромное количество таких проектов и они очень успешны. Там другой менталитет и более трепетное отношение к своей личной фамильной истории. Более того, люди там не боятся, и многие принимают участие в проектах.

Количество участников некоторых доходит до нескольких сот человек.
Как Вы уже поняли, Роман принял участие в моём опросе.

 

Взгляд из Москвы

Д.Г.: Роман, как Вы оцениваете будущее ДНК-генеалогии?

Р.С.: Будущее генетической генеалогии, если его оценивать в рамках земного шара, на мой взгляд, очень перспективно. Через несколько лет будут опубликованы результаты амбициозного National Genographic проекта.

Публичные базы гаплотипов будут пополняться новыми данными, а это значит будет больше информации, и возможностей для того, чтобы найти ближайших генетических кузенов. Относительно нашей страны прогнозы у меня не оптимистичные. Генетическая генеалогия еще довольно молодая наука даже за рубежом. Нам еще долго догонять весь мир по уровню увлечения и изучения классической генеалогией. Люди в основной массе заняты насущными проблемами, их мало интересует эта тема. Далеко ходить не надо. Среди моих друзей мало интересующихся вообще генеалогией. Общение с единомышленниками приходится искать на зарубежных форумах. А если говорить о восприятии большинством российских граждан понятие генетики, то… Думаю многих страшит такая формулировка, как «тестирование y-хромосомы». Это что-то «инопланетное». Здесь требуется долгое и грамотное разъяснение «что к чему».

Д.Г.: Какую компанию Вы считаете лидером в области генетической (молекулярной) генеалогии? Почему?

Р.С.: На мой взгляд, самая профессиональная и, что главное, специально созданная как генетико-генеалогическая компания — это американская Family Tree DNA (FTDNA). Крупная база данных, возможности для создания своих проектов, великолепно продуманное программное обеспечение и сервис, а также уровень цен. Постоянное появление новых тестов. Мне кажется это лучший выбор (не сочтите это рекламой).

В настоящее время Роман занимается новым проектом, посвященным истории и изучению клана J2e и его подгрупп.

Каждому, кто решит проявить интерес к генетической (молекулярной) генеалогии, непременно придётся сдавать тест Y-хромосомы или тест мтДНК, а лучше и то и другое. Вам придётся выбирать среди множества фирм, предлагающих подобные услуги. Среди наиболее известных такие, как: Family Tree DNA (США), Relative Genetics (США), DNAPrintTM Genomics (США), Epicentre Biotechnologies (США), Gene Tree (CША), Trace Genetics (США), GeoGene (Англия), DNA Heritage (Англия), Oxford Ancestors (Англия), Roots for Real (Англия), GEN by GEN (Германия) и другие. Может быть, Вы найдете отечественную компанию, которая занимается подобными услугами. В любом случае, подобные фирмы по Вашему запросу направляют Вам набор для взятия образца слюны (небольшая щеточка (чуть меньше зубной), которой необходимо поскрести с внутренней стороны щеки (примерно 1 минуту), и, вложив её в пластиковую колбочку (футляр со специальной жидкостью), упаковать в прилагаемый конверт и отправить обратно фирме).

Я (Д.Г.), как и многие другие, решил воспользоваться услугами американской фирмы Family Tree DNA. Сразу хочу заметить, что сервис и качество техподдержки — очень высокое. Это я проверил на себе, создавая личный проект у них на сайте, а также решая попутные вопросы. Признаюсь честно, бывало, я нарочно задавал слишком много вопросов – мне было лень самому разбираться, а хотелось всего и сразу. Так вот. Ни один мой вопрос не остался не отвеченным или не решенным! Причем в кратчайшие сроки – вопрос и ответ, лишь иногда, разделяла разница во времени (-9 часов), если я задавал вопросы, когда в Хьюстоне была еще ночь.

После того, как я испытал хороший сервис на себе, я решил узнать подробнее об этой фирме.

Перед тем, как я решил обратиться с подробными вопросами к основателю и президенту компании – Беннетту Гринспену (Bennett Greenspan — President and CEO), я много общался с Максом Блэнкфельдом (Max Blankfeld — VP Operations/Marketing) и был очень доволен нашим общением как со стороны клиента, так и со стороны автора статьи.

 

Взгляд из Америки

Д.Г.: Когда и кем основана компания Family Tree DNA ?

B.G.: Family Tree DNA была основана мной в апреле 2000г., совместно с доктором Майклом Хаммером (Dr. Michael Hammer (U of Arizona Anthropology Department)) из Университета Аризоны (факультет Антропологии), с целью предлагать генеалогические услуги, прежде всего мужчинам по линиям Y хромосомы. С тех пор мы расширились и делаем тесты мтДНК (mtDNA), т.е. ДНК передающихся от женщины ко всем ее детям, а также SNP-тесты.

Д.Г.: Чем сейчас занимается ваша компания? Какие у вас возможности? С какими лабораториями и фирмами вы сотрудничаете?

B.G.: Мы делаем все анализы ДНК для проекта National Geographic Magazine — «Genographic» (Генографический проект), а также делаем тесты, примерно, для 75 % всех специалистов по генеалогии, которые используют ДНК, чтобы проверить и подтвердить свои теории относительно родства с другими людьми. Как я уже говорил, наша компания сотрудничает с факультетом Антропологии Университета Аризоны, который является одним из мировых общепризнанных лидеров в области исследований по антропологии. Благодаря Национальному Географическогому Сообществу у нас завязаны отношения с исследователями по всему миру.

Д.Г.: Сколько людей работает в Вашей компании?

B.G.: В штате нашей компании числится 16 постоянных сотрудников, которые работают в офисе и в лаборатории в Хьюстоне, плюс еще 9 человек, которые работают в Университете Аризоны в рамках нашего проекта. (С некоторыми, например с Максом Блэнкфельдом, Б.Гринспен уже сотрудничал и ранее — в 1997 г. они вместе основали GoCollege.com)

Д.Г.: Ваша компания занимается генеалогическими исследованиями. Нам известно, что Вы сами любитель генеалогии. Скажите, а ваши сотрудники также, как и Вы интересуются генеалогией, или же они просто работают на Вашу фирму?

B.G.: Лишь несколько человек в нашей компании заинтересованы генеалогическими поисками, остальные же просто являются хорошими сотрудниками, качественно выполняющими свою работу.

Д.Г.: Как Вы оправдываете доверие людей, к вам обратившихся, и соблюдаете конфиденциальность информации?

B.G.: Мы разместили на нашем сайте регламент конфиденциальности и секретности, с которым каждый желающий может ознакомиться, посетив ссылку: https://www.familytreedna.com/privacy-policy.aspx

Д.Г.: Как осуществляется информационная поддержка Ваших клиентов?

B.G.: Мы просматриваем электронную почту, изучаем письма и отвечаем на них 6 дней в неделю. Также у нас имеется офис в Европе, который контактирует с клиентами из Германии, Италии и Испании.

Д.Г.: Потенциального русского клиента Вашей компании будет интересовать вопрос стоимости анализов. Как вы считаете, будет ли снижение стоимости анализов ДНК?

B.G.: В наше время мы наблюдаем, что технологии постепенно становятся лучше… В итоге, мы за те же деньги можем показать больше результатов. Как бы то ни было, наша первоначальная цена за 12 маркеров, а это было более 200 долларов, снизилась вдвое, что может наблюдать каждый посетитель нашего сайта в разделе оформления заказа на анализ.

Д.Г.: Чего ждать от Вашей фирмы человеку, интересующемуся своими предками и родственниками в ближайшие годы?

B.G.: Мы будем продолжать наращивать, и без того самую большую в мире, базу данных для сравнения анализов мтДНК и уДНК. В будущем мы предложим новый тип анализа ДНК, который позволит сузить связанность между людьми (давать более точные данные, уменьшить разброс результатов).

Д.Г.: Какова ситуация с генетическими данными из России, её граждан?

B.G.: В настоящее время большую часть образцов ДНК российских граждан мы получаем благодаря «Генографическому Проекту». Мы не прочь изменить ситуацию для увеличения количества образцов, но мы понимаем, что для достижения этой цели нам необходимо преодолеть языковой барьер.

После того, как я пообщался с Беннеттом Гринспеном, я решил продолжить общение с сотрудниками фирмы. В качестве следующего собеседника я выбрал Ли Уарк (Leah Wark), кстати выбор был не случайным. Именно Ли чаще всего отвечала на мои вопросы, причем со всевозможной подробностью и вежливостью.

попросил Ли рассказать о том, что входит в её обязанности, каков стиль работы сотрудников. Мне интересно было узнать как и чем живут обычные сотрудники фирмы, клиентом которой я стал.

Итак, предоставляется слово Ли Уарк.

«Я работаю с администраторами групп на Family Tree DNA. Я помогаю начинать новые проекты и обеспечиваю их техподдержкой, чтобы удостовериться, что «жизнь» проекта протекает гладко, и администраторы проектов имеют ответы на все возникшие вопросы. Я также помогаю людям понимать их результаты анализов, так же как анализировать группы результатов. Несмотря на то, что я выполняю административные задачи, работа с участниками и беседы с генеалогическими группами — лучшая часть моей работы.

Мы говорим с потенциальными и текущими клиентами каждый день. Наш отдел отвечает на телефонные звонки, на электронные и обычные письма, а также на факсы. Мы получаем сотни сообщений в неделю, включая вопросы, поздравления, рассказы и семейные истории.

У нас дружный коллектив. Иногда, если нам удается, мы проводим совместный досуг вне офиса.

Работа непосредственно с клиентами — вероятно самая захватывающая вещь, которую все мы делаем, потому что каждый человек имеет свою собственную историю и причины появления в рядах наших клиентов! У нас очень интересная работа!

Безусловно, каждый из нас старается «быть на связи» постоянно, но мы такие же люди как и все, поэтому у нас бывает и отпуск, и мы, как и все, отдыхаем 7 праздничных дней в году, на которые наш офис закрывается.

Мы узнаем много интересных историй от наших клиентов, которые наконец-то получают ответы на свои генеалогические вопросы. Некоторые из клиентов, порой, узнают то, о чем и не подозревали!

Лично я, смогла узнать больше о моей родословной по отцовской линии (он из Шотландии), что для меня очень важно и интересно.»

На сайте компании имеется форум. Но, к сожалению, среди россиян он не очень популярен. Это объясняется тем, что российские граждане, в большинстве своём, плохо владеют английским языком. Но, надо отметить, что форум поддерживает русскую кириллицу, и русскоязычные участники там тоже встречаются. Один из таких участников и продолжит мою статью.

Лоренс Мэйка (Lawrence Mayka), никогда не испытывал особого интереса к генеалогии. Несмотря на то, что его родственники делали попытки, время от времени, изобразить семейное генеалогическое дерево, он не принимал активного участия в этих усилиях, до тех пор, пока не услышал о генетической генеалогии. Ему стало известно, что генетическая генеалогия выходит за пределы традиционной генеалогии, охватывая историю, антропологию, археологию, и даже молекулярную биологию. Именно эти академические области и привлекли Лоренса больше, чем традиционный поиск рождений, смертельных случаев, и браков.

Д.Г.: Любой генеалог, или просто человек, восстанавливающий историю своей семьи, достигает определённых результатов. Расскажите, Лоренс, что Вам стало известно об истории своей семьи, и что для этого пришлось сделать?

L.M.: В терминах традиционной генеалогии, я нашел документацию о семьях родственников и семьях друзей, повествующую о том, из каких городов в Европе тянутся их родословные корни. Так как мой основной интерес — генетическая родословная, то знание места из которого «вышли» мои предки является, почти, единственным важным результатом, в котором я действительно нуждался от традиционного генеалогического исследования.

Эллис Исланд (Ellis Island), первичный пункт прибытия для большинства американских иммигрантов с 1892 до 1924, имеет превосходную базу данных его отчетов, доступных в Интернете бесплатно. Много других полезных отчетов, включая хорошо проиндексированные отчеты переписи, являются доступными по подписке для генеалогических услуг онлайн. Всем этим я и пользовался.

Как я упоминал ранее, мой основной интерес находится в генетической родословной, которая сосредотачивается не столько на индивидуальных генеалогических деревьях, сколько на происхождении, перемещении, и текущем распределении народов. Это требует небольшого количества знания народов (антропология), знания нашего прошлого до и после изобретения письменности (история и археология), знания поверхности земли и ее особенностей (география), и конечно, наследование ДНК (молекулярная биология).

Д.Г.: Что Вы можете сказать о будущем ДНК-генеалогии?

L.M.: Сейчас, использование ДНК-анализов для целей генеалогии (для того, чтобы расширить генеалогические деревья), главным образом, ограничено этническими группами, которые были самыми активными в области и следовательно проверили наибольшую часть своих членов: а именно, те, родословная которых прослеживается в глубь веков назад к Британским островам или к европейскому еврейскому сообществу. В ближайшие годы я надеюсь и ожидаю, что люди с отличными родословными будут также сдавать анализы в количестве, достаточно большом, чтобы иметь практическое применение в генеалогических исследованиях.

Следующая большая волна анализов может прибыть из стран, которые чувствуют определенную культурную потребность составить и продолжать родовые древа: например, Индия и Китай.

Д.Г.: В отличие от российских граждан, Вам легче ориентироваться в англоязычных сайтах фирм, которые проводят ДНК-анализы для генеалогических исследований. Скажите, на какой фирме Вы остановились и почему?

L.M.: Скорее всего, лидером является Family Tree DNA. Это фирма имеет наибольшую клиентуру и, следовательно, наибольшую базу данных результатов, самое обширное меню продуктов, и конечно выдающийся контракт с National Geographic. Я знаю продукты и услуги компании очень хорошо, потому что я уже потратил пару тысяч долларов на них.

В настоящее время я cо-администратор-доброволец ДНК-Проекта Польши на сервере Family Tree DNA, который рад приветствовать любого клиента польского, литовского, белорусского, украинского или латвийского рода.

Д.Г.: Что, по Вашему мнению, требуется для успешного развития генетической генеалогии?

L.M.: Генетическое тестирование (для генеалогии и родословной) должно стать потребительским товаром рынка товаров массового производства. Должно быть доступно в местах, где потребители обычно тратят деньги, типа универмагов и торговых центров; возможно, необходимо предлагать некоторое непосредственное вознаграждение, типа сувениров или что-то в этом роде (программное обеспечение на CD или интересный учебный DVD) для того, чтобы люди сдавали анализы ДНК, тем самым начинали и расширяли семейные дерева, и для того, чтобы понимали, что такое генетическая родословная. Необходимо обеспечить получение результатов теста в течение 30 дней, которые будут являться максимальным сроком, когда потребитель готов будет ждать чего – нибудь. Эти результаты должны сопровождаться, по крайней мере, примерной интерпретацией, которая поможет клиенту понять практическую ценность результатов. Цена этого сервиса не должна превышать 300$, которые муж или жена могут легко потратить без длительного семейного обдумывания и без ущерба семейному бюджету.

Д.Г.: Много ли единомышленников среди Ваших друзей, которые тоже интересуются генеалогией?

L.M.: Откровенно говоря — нет. К сожалению, большинство моих родственников и друзей моложе 60 лет полагает, что генеалогия это хобби, подходящее только для людей на пенсии. В лучшем случае, они считают это несколько интересным занятием, но не столь важным, чтобы они потратили на него деньги. Но я, на самом деле полагаю, что спустя некоторое время, развитие данной темы и маркетинг могут изменить это всеобщее отношение.

Д.Г.: Что Вы думаете о молекулярной генеалогии и классической?

L.M.: Генетическая генеалогия интересна сама по себе, и может быть хорошим дополнением к традиционной генеалогии, но никак не заменой ей. Документальные записи все еще являются первичным (и основным) источником для восстановления семейной истории.

Д.Г.: Каковы ваши дальнейшие цели на ближайшее будущее и на долгосрочную перспективу?

L.M.: В ближайшем времени, я хотел бы показать, что Восточноевропейские гаплогруппы, типа R1a и N старше, более разнообразны, и просто более интересны, чем считают исследователи. Это естественно, что западноевропейские исследователи сосредотачиваются на Западной Европе и его жителях, и таким образом они рассматривают гаплогруппы типа R1a и N как случайную примесь, говорящую (упрощённым языком), что «R1a — гаплогруппа Викингов», а «N — гаплогруппа Гуннов.» Накапливая, классифицируя, и интерпретируя данные по R1a и N, я надеюсь изменить это отношение, и привлечь большее внимание исследователей и компаний, занимающихся анализами ДНК, к этим гаплогруппам, и, может быть, это внимание принесёт новые крупные открытия.

Д.Г.: Какое из ваших достижений принесло Вам самое большое моральное удовлетворение?

L.M.: Обнаружение необычных генетических вариантов (гаплотипов) среди моих собственных родственников, которые имеют южную польскую родословную. Это означает, что сами мы демонстрируем и возраст, и разнообразие поляков, как людей.

Как видно, интерес на Западе к генетической генеалогии достиг серьезных масштабов уже давно, в России же он только начинает проявляться. Участники статьи, на своем личном примере, показали как, почему, каким путем и для чего они пришли к генетическим исследованиям. Данной статьей я хотел объяснить, причем на существующих примерах, что если Ваши генеалогические поиски в архивах (библиотеках и т.п.) «уперлись в стену», то это вовсе не означает, что исследование дальше невозможно. Исследование возможно, но уже, так сказать, в другой плоскости. Молекулярная генеалогия дополняет классический вариант (документальный, основанный на письменных источниках Архивов) генеалогии. Это новое увлечение позволит Вам пересмотреть историю, примеряя её некоторые события на свой Род, на своих предков. Вы сможете найти общего предка с другим человеком на глубине тысяч, а то и десятков тысяч лет, вы сможете узнать о своём происхождении, а также оперделить свою позицию на общечеловеческом генеалогическом древе.

Денис Григорьев, Москва, 2007

 

Primary Sidebar